Условия военного времени требовали максимальной концентрации сил и жесткой дисциплины. В те годы в приказах директора завода Н. С. Чижова за нарушения, которые в прежние времена не показались бы столь тяжкими, следуют самые жесткие наказания. Часто встречается формулировка «передать дело в суд», в том числе «за опоздание на работу на 25 минут», «за опоздание на работу без уважительной причины» и т. п. 

Согласно только одному приказу № 267 от 1942 года, дела пятерых работников были переданы в суд, а четверым был объявлен строгий выговор. Несмотря на то, что завод находился в тылу, существовала опасность бомбежек. Ветеран завода Леонид Викторович Юдин поделился воспоминаниями об одном из авианалетов: «Шел 1943 год. Снега еще не было. На реке – только закраины льда. В мастерской занимались ремонтом паровой машины "Шихау". Открыли окна (в годы войны запрещали это делать). Было около 10 часов вечера. Вдруг слышим с улицы: "Горит нижняя биржа!" Но огня не было видно. Подростков послали посмотреть. От кузницы в сторону сплавной между железнодорожной веткой и рекой горело шесть зажигательных бомб. Если бы чуть правее, то по стопам попали, и завод сгорел бы. Налет всколыхнул всех. Сбежалось много рабочих, прибыли пожарные. 

Бомбы сбрасывали на лед, они рассыпались на мелкие уголечки. Пока не потушили, ребята не уходили». Зинаида Серафимовна Боровикова (Смирнова) запомнила, как «в 1942/43 годах кто-то из рабочих услышал гул самолета со стороны Боярского. Сообщили директору. Он принял единственно правильное решение, приказал отключить завод. Транспортер около реки, по которому подавался лес в цех, освещался лампочками (работали в три смены) и в темноте был очень заметен. Не прими директор быстрого решения, авиабомбы попали бы в цель». Навсегда врезался в память ветеранов День Победы. «Только дошли рабочие до проходной, – вспоминает Леонид Викторович Юдин, – там директор выступает, поздравляет всех. В этот день не работали, объявили выходной. После стихийного митинга все пошли в магазин. Там давали буханку хлеба и две бутылки водки. И начался праздник…». 

103 работника завода, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, были удостоены боевых орденов и медалей. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1945 года 202 рабочих награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». За работу в 1945 году завод получил вторую премию по Наркомату лесной промышленности СССР. Предприятию предстояло вернуться к выпуску мирной продукции, которая была так необходима. Надо было восстанавливать хозяйство страны, отстраивать разрушенные города и села. Призыв «Всё для Победы!» сменился призывом «Всё для восстановления, разрушенного войной народного хозяйства!» Первые послевоенные годы были одними из самых трудных в истории предприятия. Катастрофически не хватало квалифицированных кадров: из числа работников завода, ушедших на фронт, домой вернулись далеко не все – погибли и пропали без вести 133 человека; многие возвращались с фронта покалеченными; эвакуированные вернулись в свои родные места; большое число квалифицированных рабочих было направлено на восстановление заводов Ленинградской области. Заводское оборудование за военные годы было изношено. 

После неурожайного 1946 года от голода спасали только карточки на хлеб, число которых для рабочих завода было ограничено 450. Производство продукции резко сократилось, а в критический момент зимой 1947–1948 гг. из-за отсутствия сырья предприятие было остановлено. В леспромхозах некому было заготавливать лес, и рабочих с завода отправили на лесозаготовку. Выходом из сложившейся ситуации стала реконструкция завода, начавшаяся в 1950 году в соответствии с решением Министерства лесной промышленности СССР о расширении предприятия, комплексном использовании сырья и увеличении выпуска продукции деревообработки. Одной из важнейших задач страны в те годы было строительство жилья. В связи с этим на заводе был налажен выпуск стандартных щитовых домов. Новую продукцию начали выпускать, не дожидаясь постройки цеха стандартного домостроения. Оборудование устанавливалось во временных сооружениях, под навесами и даже буквально под открытым небом. 

Это позволило предприятию уже в 1950 году выпустить первые стандартные щитовые дома типа ЩЛ-50-1 и ЩЛ-50-2. Построенный ударными темпами цех домостроения с проектной мощностью 60 тысяч квадратных метров жилой площади в год был сдан в 1951 году. 

Продолжение следует…